Игра как способ борьбы со страхами

Нередко игра является средством, которое позволяет малышу перешагнуть через собственные страхи, засевшие на уровне подсознания.

В процессе игры ребенок как бы заново проигрывает ситуацию со страхом, но сама игровая форма позволяет справиться и победить собственный страх. Т.е ребенок вроде бы понарошку превращается в храброго воина или рыцаря, но эта роль помогает ему безоговорочно одержать победу над внутренним «врагом».

Например, ребенок боится высоты, но когда отец поднимает его высоко и при этом ребенок представляет себя самолетом или ракетой — страх улетучивается, потому что в этой игре главным становится полет, а самолеты и ракеты могут летать только высоко.

Другой пример. Ребенок боится темноты. Поможет справиться с этим страхом игра в прятки с возможностью укрыться в темном помещении. Дело в том, что чисто логически: в темном помещении трудно найти кого-либо, поэтому велик соблазн там спрятатья. А когда ищущий еще и поощряет такую смелость, ребенок и вовсе считает себя героем-победителем. С такой позиции места страху на сознательном уровне не остается, такая же информация укореняется и в подсознании.

Кроме этого, страх как понятие абстрактное в игре приобретает вполне материальный вид. Ребенок может увидеть чудовище в обычной игрушке, но ведь игрушка — это не реальный зверь или «баба яга», поэтому с ним легко сражаться и побеждать. Кстати, родители часто сами сеют детские страхи, пугая дитя лешим, бабой ягой, бабаем и другими персонажами, чтобы ребенок не лез, куда не надо. А дети же все принимают за чистую монету: они думают, что там, в кладовке на самом деле живет какой-нибудь «бабай» и начинают его бояться. А в игре они могут представить себя отважными бойцами, которые легко побеждают разных злодеев.

Точно так же они могут представлять и своих обидчиков и отгрываться на них в процессе игры.

Последите за играми вашего ребенка и вы увидите много интересного, поймете, какие страхи одолевают малыша, или увидите в его играх себя, свои поступки, только как бы «сбоку», со стороны, как говорится, виднее.